Интервью с Бу Андерссоном в эфире «Русской службы новостей»

Цитата: «Мы в прошлом году понесли 15 млрд убытка, это 30 тысяч убытков на каждый произведённый автомобиль, поэтому вынуждены сделать много изменений – улучшили качество на 50%, и с 1 сентября автомобили производим по заказам от дилеров или покупателей».

154122_9349

П. ШКУМАТОВ: В студии Олег Груненков, директор проекта Lada X-Ray. Олег, X-Ray — это ваше детище?

О. ГРУНЕНКОВ: Да. Я являюсь директором проекта Lada Granta и Lada Kalina. Сейчас у меня новый проект, Lada X-Ray. Это новый автомобиль, который мы представили на московском автосалоне. Наша выставка сделала большой резонанс в СМИ. Новый продукт очень понравился нашим будущим потребителям, очень много мы получили обратной связи по этому продукту. И мы считаем, что это одно из самых важных событий наряду с Lada Vesta ещё и выпуск Lada X-Ray.

П. ШКУМАТОВ: X-Ray Сoncept 2 — когда он выйдет?

О. ГРУНЕНКОВ: Мы находимся на стадии индустриализации, и в 2015 году начнём производить небольшими сериями опытные партии этого автомобиля на главном конвейере АвтоВАЗа. Запуск этого автомобиля планируем в конце 2015 года. И в начале 2016 года наши покупатели могут увидеть в салонах автомобилей новый автомобиль Lada.

П. ШКУМАТОВ: Какая цена на X-Ray планируется?

О. ГРУНЕНКОВ: Конкретную цену мы определим за несколько месяцев до начала продаж. Сейчас очень важно понимать, что мы хотим остаться в достаточно бюджетном сегменте и начальная цена минимальной версии этого автомобиля будет до 500 тысяч рублей. Что важно, что уже минимальная версия автомобиля будет иметь все современные опции, которые имеет современный автомобиль. Это система ABS, несколько подушек безопасности, регулируемые по высоте сидение водителя и многое другое, о чём мы расскажем чуть позже, когда будем официально представлять техническую часть этого автомобиля.

П. ШКУМАТОВ: Многие люди высказали такое наблюдение, что качество сборки страдает. Как вы будете избавляться от этого наследия прошлого? Ведь автомобиль визуально выглядит отлично. Но как его будут собирать?

О. ГРУНЕНКОВ: Действительно, АвтоВАЗ жил обособленно многие годы, и поэтому весь мир шагал вперёд, а АвтоВАЗ отставал. И сейчас сделано много шагов. Первое: мы сняли с производства старые модели советских времён, такие как Classica и Samara. Сейчас производим Granta, Priora, Largus. И икону нашего автопрома — Lada 4×4, бывший Lada Niva, который до сих пор остаётся одной из популярных моделей. Что важно, что сейчас АвтоВАЗ стал мультибрендовым предприятием. И сейчас с конвейера АвтоВАЗа сходят автомобили разных брендов. Автомобили Lada, Renault, Nissan Datsun. Эти автомобили собираются на одной и той же линии, что и Lada. Поэтому здесь нельзя делить качество между этими автомобилями. И мы очень много сделали для того, чтобы автомобили по качеству сравнялись с автомобилями Альянса. Много специалистов Renault и Nissan участвовали в модернизации линии производства. И поэтому сейчас наши показатели намного лучше, чем в пошлом году. Например, за последний год мы в 1,5 раза уменьшили количество дефектов у потребителей, и в несколько раз улучшили показатель качества сборки автомобиля на самом конвейере. Сейчас мы практически сравнялись с автомобилями Renault и Nissan.

П. ШКУМАТОВ: Есть статистика агентства «Автостат», что Lada полностью уступила московский рынок. Даже в десятку не входит модель Lada. И в Санкт-Петербурге — на 8 месте бренд Lada по продажам. А рынок северной столицы и Москвы — почти 30% всего рынка автомобилей в России. Кстати,в Екатеринбурге вы тоже уступаете — уже четвёртые. Как вы будете возвращаться на столичный и Санкт-Петербургский рынок, что можете предложить покупателям, которые уже довольно избалованы?

О. ГРУНЕНКОВ: Действительно, рынок Москвы и Санкт-Петербурга отличается от рынка других регионов. Московский регион — лидер продаж бренда Lada. Конкретно Москва и Санкт-Петербург отличаются. И АвтоВАЗ выпускает модели нижнего ценового сегмента — это сегмент Low-cost и сегмент Entry. Мы делаем ставку на новые модели, которые представили на московском салоне — Lada Vesta и Lada X-Ray. Lada Vesta – это автомобиль ближе к C-классу, и мы хотим завоёвывать этим автомобилем новые рынки, хотим видеть московских покупателей и покупателей Санкт-Петербурга.

П. ШКУМАТОВ: Вы возлагаете много надежд на X-Ray. Но одна модель для такого предприятия — это мало?

О. ГРУНЕНКОВ: Вы правы. Предприятие должно выпускать целую гамму автомобилей и занимать определённые ниши и сегменты. Важно, что сейчас АвтоВАЗ выпускал только автомобили — седаны, хетчбэки. И не использовал лёгкие кроссоверы. Первый шаг, который сделан, мы представляем на рынке ряд лёгких кроссоверов, таких как Kalina Cross, Largus Cross и автомобиль Urban, сделанный на базе 4×4. Мы сейчас прощупываем рынок и новые сегменты, в которых АвтоВАЗ хотел бы занять свою нишу. X-Ray — тот яркий пример, когда мы представляем автомобиль. Это городской кроссовер в версии 4х2, надо сказать, что технически это будет целая платформа, поскольку на ней будет ещё и автомобиль X-Ray Cross с версией 4х4. И почему мы возлагаем такие надежды? Потому что мы находимся в Альянсе. И все серьёзные ресурсы Альянса мы используем.

П. ШКУМАТОВ: Альянс — это Renault и Nissan?

О. ГРУНЕНКОВ: Совершенно верно. Первое: платформа, которую мы используем на этом автомобиле, это платформа Альянса. Платформа B0, на которой мы производим и автомобиль Largus. Второе: мы используем стандарты и методики, которые сейчас использует Альянс. Тем самым мы являемся интегрированными производителями уже структуры Альянса. И третье: мы используем те стандарты качества, которые использует Альянс. Важно, что техническая база, база поставщиков, база инжиниринга тоже очень плотно между собой работает и это — ключевой фактор успеха, на который мы возлагаем надежды.

П. ШКУМАТОВ: 77-й пишет нам, что касается Largus. За полтора года нет никаких претензий к сборке. Но сейчас получается так, что X-Ray — нечто похожее на те же самые модели Renault и Nissan, даже платформа одна и та же. А не потерял ли ВАЗ свою идентичность, то, что делало ВАЗ предприятием известным на всю страну? Пусть даже вас критиковали — ведро с гайками, но в любом случае это было что-то непохожее на остальные модели. А сейчас получается, что Nissan Datsun не отличается от того же Largus?

О. ГРУНЕНКОВ: Первые: будет ли АвтоВАЗ выпускать народные автомобили? Lada Granta тому пример, мы абсолютный продаж. За сентябрь Granta — 9% всего рынка страны.

П. ШКУМАТОВ: Но раньше там у вас было под 30.

О. ГРУНЕНКОВ: Тем не менее, за последний месяц это 19,6%, потому что растут сегменты кроссоверов, растут сегменты внедорожников, растут сегменты премиальных автомобилей. И мы там действительно отстаём. И наша задача — увеличить гамму автомобилей, которые есть. Что касается своей индивидуальности. Я думаю, что очень хороший пример тому, это новый стиль, который пропагандирует АвтоВАЗ. И этот стиль X-Ray, эта ДНК распространится на все модели. Первая будет модель Vesta, когда у АвтоВАЗа будет своё новое лицо, дерзкое лицо. И нас уже не могут сравнивать с какими-то отстающими брендами. Практика показывает, что новые автомобили Lada — Vesta и X-Ray сравнивают с другими премиальными брендами по стилю. Это очень важно. Поэтому мы все модели в перспективе переведём на такой стиль. И у АвтоВАЗа будет своё уникальное лицо. И наша задача — создать это уникальное лицо.

П. ШКУМАТОВ: Хорошо, лицо будет уникальное. Не получится ли это так, как сейчас многие заказывают в Китае производство чего-либо — лампочек, компьютеров, микрофонов, одежды, потом лепят лейбл, заказывают по своему дизайну или макету и продают, выдавая за своё. Так поступают очень многие, и Apple. Все производится в Китае, они занимаются только дизайном и проектированием. Не кажется ли вам, что в итоге всё это сваливается в такой по сути маркетинг. Вы будете сборочно площадкой, которая будет делать и Renault, и Nissan, и Lada, но отличаться это будет только элементами стиля, дизайна, может быть эргономикой салона?

О. ГРУНЕНКОВ: Такого, конечно, не будет. Потому что в том же X-Ray у нас порядка 700 оригинальных деталей, незаимствованных ни у какого другого автомобиля. А у Lada Vesta и того больше. Надо говорить о другом: рынок достаточно вербализован. Есть очень много стандартных вещей, которые лучше производить в Китае, Европе, Малайзии или других странах. Оснастку мы заказываем в Корее и Японии, потому что это очень быстро, качественно, и лицевые детали кузова достаточно хорошо получаются именно у этих производителей оснастки. Всего три основных игрока, которые производят подушки безопасности и ремни безопасности, и мы с ними сотрудничаем. Автоматическую коробку — Lada Granta и Lada Kalina есть двигатели с автоматической коробкой — мы не будем её сами производить, мы покупаем её в Японии и устанавливаем её на наши автомобили. Она проверенная и надёжная. Важно интегрировать лучшее, что есть, и создать автомобиль, который будет привлекателен людям.

П. ШКУМАТОВ: Планируется ли выпуск заднеприводных автомобилей B или С класса?

О. ГРУНЕНКОВ: Нет, мы не планируем производство заднеприводных автомобилей. Напомню, что как раз автомобиль Classiсa был заднеприводным автомобилем. И сейчас весь рынок в сегменте класса В, С и даже D – переходят на передний привод. И только автомобили премиум-класса, такие как Mercedes, BMW могут позволить себе иметь этот привод. Первое: потому что это более дешёвый вариант. Второе: лучше с точки зрения управляемости, устойчивости и технических параметров поведения автомобиля на дороге для автомобилей с минимальным весом, третье — позволяет очень чётко фокусироваться на вопросах компоновки автомобиля и максимально качественно использовать пространство небольшого автомобиля.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Кирилл из Москвы. Я хотел купить в конце того года автомобиль Lada Largus. Столкнулся с тем, что большая очередь. А те автомобили, которые были в наличии, были у перекупщиков, цену они мне по телефону одну называли, по приезде другую, при начале оплаты — третью, при расчёте — четвёртую. В итоге шестая цена получалась. В итоге я эту машину так и не купил. Что вы скажете насчёт очереди и как вы будете развивать дилерскую сеть? Хотелось бы прийти в хороший салон и приобрести ваш автомобиль. И второе, меня беспокоит безопасность. Хотелось бы, чтобы на всех окнах стояли шторки.

О. ГРУНЕНКОВ: Очень хороший вопрос. По Largus у нас был очень большой спрос в начале года. Этот автомобиль — почти 50% всей продукции АвтоВАЗа продавался в Питере, это был самый популярный автомобиль. И там были проблемы при его покупке. Что сделал АвтоВАЗ? Мы увеличили производство автомобилей Largus на 8 тысяч в этом году. Второе: мы перешли на новую позаказную систему дилеров. Вы можете обратиться официально к дилерам, у нас есть официальный сайт АвтоВАЗа, где вы можете посмотреть условия заказа, найти ближайшего дилера и заказать свой автомобиль. Вам объяснят условия, через какое время этот автомобиль придёт. Дилер заказывает это всё на АвтоВАЗе, и буквально через несколько недель мы предоставляем данный автомобиль непосредственно в этот дилерский центр. Следующий момент: мы сократили сроки доставки автомобиля до дилера. Если раньше это занимало 10-14 дней, сейчас мы стараемся уложиться минимум в неделю. Мы очень много работали с нашими логистами по транспортировке, чтобы нужные автомобили нужного качества без поломок или деградаций в процессе доставки были осуществлены. Сейчас очень сильно изменилось отношение к дилерам. Моё предложение следующее: обращаться только к официальным дилерам, спрашивать о программе предварительного заказа. И по этой программе вы можете приобрести автомобиль в той комплектации, в которой он вам необходим. По вопросу шторок. Насколько я понимаю, речь идёт о шторках безопасности. Первое: автомобиль Largus у нас есть в комплектации с одной подушкой и с двумя.

П. ШКУМАТОВ: Это уже недостаточно.

О. ГРУНЕНКОВ: Да. По Largus не скажу, что мы буквально быстро внедрим дополнительные шторки. Но то, что касается перспективных моделей, это комплектация 2-4 подушки безопасности уже будет нормой для новых автомобилей.

П. ШКУМАТОВ: В X-Ray уже будет безопаснее?

О. ГРУНЕНКОВ: Абсолютно.

П. ШКУМАТОВ: А вы делали уже краш-тесты X-Ray?

О. ГРУНЕНКОВ: Мы работаем в этом направлении, наша цель — три звезды Euro NCAP 2016 года. Это очень жёсткие требования, европейские стандарты. И при этом мы будем способны выдерживать все эти стандарты. И даже можем экспортировать автомобили в дальнее зарубежье.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Максим, владелец автомобиля «Нива». Вентиляторы отопителя есть на втулках и на подшипниках. Почему нельзя сразу поставить сразу на подшипниках — там разница копеечная, меньше 100 рублей?

О. ГРУНЕНКОВ: Я сейчас не могу сказать точно, с какого момента мы стали использовать подшипники в этой системе. Первое: мы вопрос берём в проработку. Очень рад, что такие вопросы задаются, потому что АвтоВАЗ наиболее открытый для всех наших слушателей.Это раз. Второе: у нас открыто несколько каналов горячей линии, специально создан центр по удовлетворенности потребителей, который работает с клиентами, если у них возникают такие системные вопросы. Я хочу озвучить телефон, по которому можно позвонить на АвтоВАЗ в центр удовлетворенности потребителей и рассказать о своих проблемах. Целая группа специалистов работает над конкретными проблемами по технике. И вам будут даны хорошие консультации. Более того, дилерам, где вы обслуживаетесь, будут даны указания по замене этих вентиляторов или других деталей, которые являются проблемными, и проблема будет решена на вашем автомобиле достаточно быстро. Можно всем записать этот телефон: 8-8482-642020. Группа специалистов всегда отвечает на ваши вопросы и по каждой конкретной проблеме готова вам помогать очень быстро.

П. ШКУМАТОВ: Короткий вопрос: по сути это отзыв автомобилей и бесплатный ремонт у дилера?

О. ГРУНЕНКОВ: В любом случае нужно заехать на станцию технического обслуживания и определить уровень дефектности. Понятно, что в каждом конкретном случае идёт конкретная проработка и замена бракованных деталей.

П. ШКУМАТОВ: Борис Иванович Андерссон, Бо Андерссон, президент ОАО АвтоВАЗ — у нас в гостях. Пробки, наконец-то, отпустили город и Бо Андерссон приехал к нам. Первый вопрос. Сегодня в новостях было сказано, что сотни рабочих АвтоВАЗа устроили митинг против сокращения на вашем предприятии. Они требовали остановить сокращение, повысить оплату труда. Несколько сотен человек приняло участие. По данным полиции, 200 человек митинговали. Что происходит? Вы как-то реагируете на эти митинги, какая под ними основа, почва?

Б. АНДЕРССОН: Во-первых, когда я приехал на АвтоВАЗ, это было 9 января этого года. Мне говорили, что всё было замечательно, до тех пор, пока я туда не пришёл. Но в реальности мы в прошлом году понесли убытки, 15 миллиардов. Другими словами, это 30 тысяч убытков на каждый произведенный автомобиль. И поэтому мы были просто вынуждены сделать очень много изменений. Во-первых, мы улучшили качество на 50%, во-вторых, начиная с 1 сентября, мы производим все автомобили по заказам от дилеров или покупателей. В-третьих, мы запустили 3 новых версии автомобилей – Кalina Сross и Lada 4×4 Urban и Lada Largus Cross. Самое важное, мы не сможем ничего сделать, не работая с нашими людьми. Итак, для наших рабочих произошло много изменений, и поэтому я регулярно встречаюсь с нашими рабочими. В прошлый четверг мы провели встречу в нашем Ледовом дворце Лада Арена с шестью тысячами рабочих. И на основе растущего бизнеса, на основе того, чтобы бизнес будет расти, я им пообещал, что больше не будет никаких увольнений. Моим интересом является повышение зарплаты, но только при условии дисциплины, только тем людям, которые помогают нам улучшать качество и производительность. Как я говорю, это шаг за шагом.

П. ШКУМАТОВ: Отличный ответ, я всё понял. Я думаю, что многие из вас уже поняли официальную позицию президента ОАО АвтоВАЗ. Что касается качества. Вы говорите о том, что для того, чтобы больше зарабатывать, нужно больше качества, больше производительности. Тем не менее, многие отмечают, что всё-таки качество страдает в чём-то, где-то эргономика страдает, где-то какие-то мелочи. Нам только что звонил радиослушатель, сказал, что вентилятор у него через тысячу километров пришлось менять. Это мелочи, машины ездят. Машины, очевидно, но уже довольно похожи на европейские. Они делаются на платформе Renault и Nissan. Тем не менее эти мелочи отравляют жизнь многим пользователям АвтоВАЗ. Как именно и что вы можете сделать для того, чтобы это качество сборки, качество проектирования, эргономика прежде всего повышалась и дошла хотя бы до приемлемого среднемирового уровня?

Б. АНДЕРССОН: Во-первых, когда я смотрю на сегодняшние наши автомобили, каждый день мы изготавливаем и продаем 900 Lada Kalina и Granta. За последние 25 месяцев подряд Lada Granta является самым продаваемым автомобилем в Российской Федерации. Но когда я приступил к работе, я был удивлен теми проблемами с потребителями, которые у нас были. Один пример: сложное закрывание и открывание задних дверей. Вместе с инжинирингом, вместе с Олегом Груненковым мы решили эту проблему за 4 месяца. И каждое утро в 7 утра я рассматриваю состояние по этой проблеме. Что же мы сделали? Во-первых, мы улучшили стабильность кузова, подняв её с 75 до 95%. Во-вторых, мы изменили уплотнитель двери — другой материал. Более того, мы поработали с нашим поставщиком замков в Нижнем Новгороде, улучшили механизм замков дверей. Вторая проблема у нас была с перчаточным ящиком, с бардачком. Здесь мы изменили конструкцию и материал поменяли. Третья проблема у нас была — шум в коробке передач. Мы пока ещё на 100% не решили эту проблему, но снизили уровень шума с 80 до 40 децибел. У нас еще 897 таких действий в нашем плане. И это только начало.

П. ШКУМАТОВ: У вопроса осталась вторая часть: как избежать человеческого фактора? Когда люди наплевательски относятся к сборке автомобилей, забивают болты молотками, и это, кстати, не шутка?

Б. АНДЕРССОН: Во-первых, на АвтоВАЗе у нас замечательные рабочие. Они влияет на качество во всём, что они делают. Что меня удивило в январе, это то, что было 9 уровней или даже 18 уровней руководства. Потому что у каждого был 1, 2 или даже 3 заместителя. Сегодня самое важное, что мы создали 5 уровней управления. Самый главный руководитель – это мастер. Он или она работают с рабочими, внедряют стандартизированные операции, и у них есть право остановить конвейер. И так поэтапно, шаг за шагом мы всё больше делаем такие вещи. Потому что мы должны создавать качество в производстве. Если я возьму Lada Granta или Kalina — в январе 50% этих автомобилей нуждались в ремонте после конвейера. Сегодня это 15 процентов. И это такой же уровень, которой сегодня у нас существует на автомобилях Renault и Nissan, которые мы производим. Поэтому я бы сказал, что качество Lada лучше, чем люди думают. Поэтому мы решили улучшить условия гарантии — дать гарантию на 3 года на 150 тыс км. Что важно ещё более, что на Lada X-Ray, на Lada Vesta, Lada X-Ray Cross мы начинаем всё делать гораздо раньше. Для нас большой день, сегодня мы сварили первый кузов Lada Vesta в Ижевске. Lada Vesta, Lada X-Ray, Lada X-Ray Cross будут обладать полностью европейским качеством.

П. ШКУМАТОВ: Борис Иванович, как вы будете бороться с этими стереотипами, которые вы унаследовали от предыдущего руководства и предыдущих моделей. Про АвтоВАЗ даже анекдоты ходят. Как можно исправить эту ситуацию и изменить мнение людей, ведь это самая основная проблема, с которой вам придется столкнуться помимо, конечно, качества сборки?

Б. АНДЕРССОН: Спасибо вам за то, что вы меня сегодня вечером к себе пригласили. Две недели назад я ездил к президенту Татарстана господину Минниханову. Я продал ему два автомобиля LADA Granta лифтбек, один — с автоматической коробкой передач, один — с ручной. Он заплатил 470 тысяч рублей за каждый автомобиль. Он для нас хороший посол. Сегодня 15 млн человек сидят за рулем автомобилей Lada. 50% процентов из них нас не любят, а 50% из них очень нас любят. Что замечательно, что равнодушных нет. Мы просто должны побороться за эти последние 50%.

П. ШКУМАТОВ: 50 процентов. Я уже задавал Олегу Груненкову вопрос, в Москве Lada вообще выпала из десятки брендов по продажам. В Петербурге закрепилась на 8 месте. Нас слушают в Москве в Санкт-Петербурге, в Московской области и Ленинградской области. Это 30% рынка. И получается, что неравнодушных очень много. Но как столичный рынок будете шевелить, как будете шевелить рынок северной столицы? Здесь уже и не встретить автомобили производства АвтоВАЗ можно в иной день.

Б. АНДЕРССОН: Я пять лет работал в группе ГАЗ. И очень горжусь, когда вижу новый автомобиль ГАЗель NEXT на улицах Москвы. Сегодня на улицах Москвы и Московской области у нас 1,2 млн автомобилей Lada. Но наша доля рынка — всего 4%. Мы можем только расти вверх. Мы должны создавать те автомобили, которые люди захотят купить. Понятно, что с автомобилем Kalina Cross, Lada 4×4 Urban и Largus Cross мы предлагаем автомобили, которые более привлекательны для московских покупателей. Большой шаг нами будет сделан 25 сентября будущего года, когда мы запустим лучший автомобиль для рынка Российской Федерации — Lada Vesta.

П. ШКУМАТОВ: Вы рассчитываете на то, что Lada Vesta будет популярна в Москве и Санкт-Петербурге? И основная цель — это не региональные рынки, а именно Москва?

Б. АНДЕРССОН: Мы, конечно, хотим продавать их везде. Поскольку в Москве люди больше денег зарабатывают, то мы думаем, что Lada Vesta с хорошим уровнем оборудования за 450 тысяч рублей будет хорошо продаваться в Москве, Санкт-Петербурге, в Казани. Но у нас останется еще автомобиль Lada Granta в низкой комплектации с низким уровнем оборудования за 280 тысяч рублей. Я — иностранец, я всегда останусь иностранцем. Но какой вызов я бросаю российским людям? Нам кажется, что как будто бы всё, что пришло из- за границы, это лучше. Но это не факт.

П. ШКУМАТОВ: 33-й пишет нам: «Спасибо за Priora. 75 тысяч км — отлично. Одно замечание — шумоизоляция очень плохая». Кстати, вопрос шумоизоляции задаётся чуть ли не каждым вторым владельцем автомобилей АвтоВАЗ, даже новых, что печально. То есть, люди, купив автомобиль АвтоВАЗ идут и делают шумоизоляцию где-нибудь в сервисе. Эти мелочи — я про них и спрашиваю. Как системно решить этот вопрос? Потому что кто-то шумоизоляцию критикует, у кого-то кнопка не там расположена, у кого-то кресло неудобное. Такие моменты расходятся в народе. Вы — человек с очень большим управленческим опытом, как можете на это повлиять? К сожалению, многие модели АвтоВАЗ проигрывали клиентам именно из-за эргономики, именно из-за какого-то неудобства в использовании. И понятие юзабилити было чуждо. А как сейчас?

Б. АНДЕРССОН: Во-первых, очень важно понимать для нас, что наш покупатель любит и что ему не нравится. Если мы возьмём Priora. Люди обожают её двигатель, тормоза и рулевое управление. Но они не любят сиденья, изоляция им не нравится и кондиционер. Это им тоже не нравится. Что важно? Важно работать над всеми проблемами, которые у нас есть и решать их. Если взять Lada 4×4, людям нравится двигатель, но они испытывают проблемы с коробкой передач с раздаточной коробкой. Очень многие хотят иметь все стеклоподъемники с электроприводом, поэтому мы установили эти стеклоподъемники с электроприводом в Lada 4×4 Urban. Когда я пришёл на АвтоВАЗ, то провёл интервью с десятью молодыми людьми. И я сказал им: «Кем бы вы хотели стать, когда вы вырастите в карьере?» 9 из10 сказали, что хотели бы стать вице-президентом в каком-либо направлении. Я спросил: «Почему?» «Большой офис, две секретарши и большой автомобиль». Один человек — Андрей Солдатов, он сказал: «Я хотел бы стать президентом компании». Я сказал: «Ты сможешь им стать. Но cначала ты должен решить все проблемы, связанные с потребителями». И поэтому, начиная с марта, он отвечает за всю программу заботы о потребителях, удовлетворенность покупателей на АвтоВАЗе.

П. ШКУМАТОВ: На какой машине вы ездите, Бо?

Б. АНДЕРССОН: Мы произвели Largus варианте VIP для меня, мы продали все свои Nissan и Infiniti. Итак, у меня жемчужно-белый металлик с черной крышей, интерьер от Bentley, двигатель от Duster, шасси от Nissan. Нашим инженерам потребовалось две недели, чтобы его построить. Я сказал, ну теперь нас заботит следующее, что все другие захотят иметь такие же автомобили. Ну и в чём же проблема? Хороший Largus.

П. ШКУМАТОВ: Бо, зачем вы взяли такой актив в управление, с кучей стереотипов, с анекдотами? Это тяжело, когда по сути надо реанимировать производство? Зачем, какой мотив у вас?

Б. АНДЕРССОН: Я очень люблю российскую культуру, я люблю русских людей, я люблю вызовы. На АвтоВАЗе очень много проблем. Но я не вижу ни одной проблемы, которой бы мы не могли бы решить. И такое ощущение, что я 40 лет готовился к тому, чтобы приступить к выполнению этой работы. Я чувствую, что получаю очень сильную поддержку от людей и от российского правительства. Представители правительства всегда мне говорят что АвтоВАЗ — особенный, отличается от всех других. Я понимаю это.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Кирилл из Москвы. Я не согласен с вами по поводу стереотипов, потому что мне кажется современному покупателю автомобиля необходимо обладать своими собственными знаниями. Какие программы по лизингу автомобилей для такси, создание автомобилей специально для такси. И хотелось бы, чтобы вы как журналисты поняли, что у немецких автопроизводителей — Volkswagen, BMW и Mercedes — гораздо больше проблем, чем у Renault и Nissan.

Б. АНДЕРССОН: Во-первых, мы разработали спецверсию Largus, но самый лучший вариант — это будет новая Lada Vesta. С моей точки зрения Lada Vesta станет отличным автомобилем для полицейских, а также для такси. Этот автомобиль будет самым просторным в классе B.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Руслан. Скажите пожалуйста, кузовные качества, какие они будут, не будут они ржаветь раньше времени?

П. ШКУМАТОВ: Раньше времени, это сколько по-вашему?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я сейчас езжу на Priora. Очень доволен. Абсолютно точно человек сказал, мотор очень хороший. Вот на неё сейчас прямо смотрю, она у меня прошла 124 тысячи, Пётр, не поверите, ничего не делал. Абсолютно ничего не делал. Хотите верьте, хотите нет, один раз только ремень ГРМ поменял только, а так очень доволен. Но вот начал ржаветь капот. Машине уже третий год.

Б. АНДЕРССОН: Мы знаем, что есть проблема с ржавчиной. Мы вводим гальванизированную сталь с цинковым покрытием. Начиная с Lada Vesta, Lada X-Ray у нас будет горячее воскование, такая специальная обработка на всех наших автомобилях.

П. ШКУМАТОВ: Сколько, по-вашему, будет выдерживать это покрытие, эта сталь наши агрессивные условия и реагенты?

Б. АНДЕРССОН: Для нас минимум 5 лет, но чтобы быть конкурентоспособными в глобальном масштабе, мы должны гарантировать 12 лет. Итак цель которой мы для себя оставим для автомобилей Lada Vesta, Lada X-Ray и Lada X-Ray Cross — это 12 лет.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Александр Викторович из Петербурга. Вопрос по поводу автомобиля Ваз 2121 Нива. Я видел на выставке брутальную картину, когда ожидается именно этот автомобиль. Я старый-старый «нивовод».

Б. АНДЕРССОН: Во-первых, мы начали продажи автомобиля Lada 4×4 Urban на этой неделе в понедельник. Пять основных преимуществ, которые вы получаете при покупке этого автомобиля: кондиционер, стеклоподъёмники с электроприводом, зеркала с электрорегулировкой, изоляция, три цвета металлик, из которого вы сейчас можете выбрать один из трех. Цена продажи начинается с 402 тысяч рублей. Я очень рад тому, что сам участвовал в продаже этого первого автомобиля в этот понедельник.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Пётр, Москва. Скажите, переднеприводные машины — нет никакого желания или возможности сделать отключение дифференциала для повышения проходимости машин. Часто за город ездишь, где-то застреваешь, пригодилась бы такая опция. Второй вопрос: смотрел новые Kalina, у меня у самого Kalina, нигде нет сейчас такой опции как сиденья с кожзамом. И третий вопроса: нигде на новых Kalina нет опции встроенного навигатора. Очень удобная вещь, я доволен.

О. ГРУНЕНКОВ: То, что касается блокировки дифференциала, которая иногда используется в автомобилях кросс-версий. Эта опция интересная, мы рассматриваем её на новые автомобили. Пока у нас нет технического решения по данному приводу. Тем не менее, для нас этот вопрос интересный, мы его исследуем. Второе: сидение из кожзама. Мы устанавливаем новые сидения на Kalina Cross. И они имеют заднюю часть именно из кожзаменителя, это специально для того, чтобы люди могли эксплуатировать автомобиль не только в городе, но и за городом. Это даёт удобство при чистке автомобиля, чтобы можно было быстро убрать и автомобиль был всегда свежим и хорошим. Навигационная система — мы сейчас на ней работаем. У нас навигационная система проходит тесты на Волжском автомобильном заводе, мы очень внимательно относимся качества и очень хорошей работы этой системы. Поэтому по завершению тестов мы запустим эту навигационную систему на автомобили платформы Granta Kalina, это случится уже в этом году.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я сейчас на Largus езжу, а раньше ездил на Priora. Что-то печка слабовата для нашей русской зимы.

Б. АНДЕРССОН: Мы знаем, что у нас в Largus есть проблема с обогревом сидений. Мы сейчас вводим новую модель системы.

П. ШКУМАТОВ: У нас очень разные климатические пояса, может быть -30, а может и -35 — стандартная температура зимой. Люди говорят о том, что в некоторых места печка слабовата.

Б. АНДЕРССОН: Мы получаем в большом объёме обратную связь от наших потребителей. Работаем над техническими решениями. Понятно, что для России мы должны предлагать то, что работает при — 40.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алексей, Москва. Сам езжу на иномарке, но уважаю наши машины. Вам нет кажется, что вы строите автомобили немножко вчерашние? Современный автомобиль — более раздутый, у него система пассивной и активной безопасности. Хотелось бы более интересные сильные моторы, полный привод для России — самый оптимальный, семиступенчатая коробка автомат. Это планируется в дальнейшем? Вот берешь 1, 2, 3, 4 Golf, они как будто подрастают.

Б. АНДЕРССОН: Очевидно, что вы правы. Когда мы запустим Lada Vesta, Lada X-Ray, Lada X-Ray Cross, мы сможем конкурировать со всеми европейскими продуктами. Что касается европейского уровню безопасности, по эффективности работы двигателя и коробки передач нашим ключевым преимуществом будет то, что 65% всех наших комплектующих деталей изделий будут локализованы в России. Многие люди просто не верят, что мы сможем запустить вовремя Lada Vesta. Поэтому я лично рассматриваю ситуацию ситуацию каждое утро. Сегодня мы сварили первый кузов в Ижевске. Чему я научился в этом бизнесе? Тому, что вы не можете опоздать поздно, вы опаздываете рано.

П. ШКУМАТОВ: Бо, очень много вопросов про пассивную безопасность именно к вам. Олег Груненков рассказал про это, но люди очень обеспокоены с точки зрения безопасности. И Максим, обладатель Kalina, просит рас сказать про пассивную безопасность Vesta и X-Ray именно вас.

Б. АНДЕРССОН: Понятно, что каждый день в автопроме что-то происходит. И автомобили, которые мы сегодня разрабатываем, мы используем для них новейшие технологии моделирования симуляции. И это помогает нам достичь наилучшего уровня и пассивной, и активной безопасности. Новые автомобили, которые мы будем запускать в следующем году, будут отвечать европейским стандартам. Потому что мы их сейчас уже встраиваем по стандартам. Я горжусь тем, что Lada Vesta имеет российскую архитектуру. Если взять X-Ray и X-Ray Cross, то здесь мы используем и архитектуру, и основные компоненты от нашего партнёра Renault. Но Lada Vesta сможет конкурировать с любым автомобилем Renault и Nissan. В крупной компании вы должны быть сильными. Всё заключается в ведении переговоров. Я гордился тем, когда увидел, что многие люди компаний Renault и Nissan восхищались автомобилем Lada Vesta, когда увидели его на автосалоне. И это только начало. У нас замечательные люди, мы быстрые, мы понимаем Россию.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Николай. Действительно, что никто из наших дизайнеров, конструкторов и директоров не смог бы заняться тем, чем вы сейчас занимаетесь? Это, правда, плохо?

Б. АНДЕРССОН: Я уверен, что они смогли бы. Но если говорить честно, на АвтоВАЗе мы упустили время. Если взять руководителей в производстве. У нас их 11. Они все русские. А меня одного хватит.

П. ШКУМАТОВ: 438-й спрашивает: «Когда будет минивен Lada? И будет ли вообще?»

Б. АНДЕРССОН: Сегодня у нас таких планов нет.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Анатолий. Планируется ли установка дизельных двигателей на новые автомобили?

Б. АНДЕРССОН: Да.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня Largus. Почему сделали на этой машине не очень экономный двигатель. Когда едешь 100 километров на 5-ой передаче, больше 3 тысяч оборотов. Нельзя ли было поставить просто обычный наш «приоровский»? Мне кажется, это было бы дешевле и экономнее?

П. ШКУМАТОВ: И я добавлю — что вы будете делать, чтобы были экономные двигатели? Бензин дорожает.

Б. АНДЕРССОН: Я с радостью сообщаю о том, что сегодня вы можете купить Largus с двигателем от Priora. На следующей неделе сходите к дилеру в Санкт-Петербурге и попросите, чтобы они мне позвонили. Я вам помогу.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Александр из Санкт-Петербурга. С 96 года такой экземпляр выпускался — пластиковый капот и крылья. Очень удобно. Почему на новой модели нет такого?

Б. АНДЕРССОН: Вопрос очень правильный. Я пять лет проработал на ГАЗе, и на ГАЗель NEXT мы использовали пластиковые крылья. Для новых автомобилей Lada мы работаем над пластмассовыми материалами и над композитными материалами. Мы учимся от спортивно-гоночной деятельности. Потому что наша новая Lada Vesta WTCC в основном изготовлена из пластмассовых и композитных материалов.

П. ШКУМАТОВ: Борис Иванович Андерссон был у нас в гостях. Спасибо, Бо.

Б. АНДЕРССОН: Очень приятно.

П. ШКУМАТОВ: Хочу свои впечатления сказать. Бо — это настоящий мужик, человек, который, действительно, хозяин. Я не беспокоюсь за АвтоВАЗ, я увидел взгляд Бо и понял, что ВАЗ скоро начнёт выпускать очень хорошие автомобили. Поверьте, этот человек просто так с этого не слезет.

Источник: www.rusnovosti.ru